10 распространенных мифов о военных дронах

Боевые дроны притягивали очень много интереса в течение лет, однако немногие осознает их верно. Да, абсолютное большинство их изображений в точности говорят, как их применяют в схватке, но и довольно часто эти история предоставляют неверное представление, вздорное и не доказанное прецедентами. Перед вами десяток часто встречающихся заблуждений на тематику военных дронов.

Почти любой именует военнослужащий беспилотный летающий инструмент (БПЛА) дроном, однако это заблуждение, которое обижает их гонщиков (да, у них имеется гонщики). Слово «дрон» довольно часто соединяется с слабым жужжанием, потому-то и самцов пчел называют дронами. Однако применение слова «дрон» для изображения трудной системы, развертываемой на сегодняшнем поле схватки, несуразно и унизительно для их операторов.

«Дрон» предполагает неимения участия со стороны эксперта-оператора, потому данный термин не особенно обширно применяется военнослужащими. Вне же боевого дела, слово «дрон» намного чаще сравнивают с квадрокоптерами, незначительными летательными аппаратами с дистанционным регулированием, которых энтузиасты применяют для выполнения разных событий, включая автогонки на квадрокоптерах, аэрофотосъемку и просто развлечения.

БПЛА не новы для боевого вооружения, однако вас может изумить, что в первый раз их применяли еще в 19 столетии! Австрийские войска, нападающие Италию в 1849 году, приблизились к Венеции, вооружившись 200 невесомых шаров. Эти шары были оборудованы бомбами с поставленными синхронизированными предохранителями. Их результат не был полновесным, так как очень многие шары брало ветром назад к австрийской линии фронта, однако определенные все-таки добились собственных задач. Это первый образец применения беспилотного летательного устройства в военных действиях.

С того времени дистанционно контролируемые устройства создаются и применяются во всех вооруженных силах различных стран. Пока GPS не стала обширно распространенной технологией, позволяющей распоряжаться аппаратами со спутника в любой точке мира, ими управляли при помощи радиоканала.

Один из наиболее огромных недостатков пилотируемых летательных аппаратов — это совместное количество людей, нужных для администрирования ими. Необходимы гонщики, 2-е гонщики, экипаж на борту и прочие, исходя из вида автотранспорта. Помимо этого, необходимы люди, которые нагружают авто, передвигают его, обслуживают и чинят и держат его, когда им никто не пользуется.

Беспилотники, на самом деле, не особенно различаются. И более того, временами они потребовали еще большего числа людей для администрирования, чем абсолютное большинство пилотируемых аппаратов. В добавление к лицам, которые обслуживают и управляют устройством, есть операторы любого датчика и камеры на борту. Для аналогии: для администрирования F-16 необходимо около 100 людей, Predator — 168, а Reaper — 180. Однако это североамериканские системы БПЛА.

Работа любого боевого устройства — дорогостоящее наслаждение, и в этом плане БПЛА ничем не различаются. При этом у БПЛА есть солидная неприятность: они довольно часто разбиваются. Очевидно, лучше потерять беспилотный инструмент, чем ведомый, поскольку в 1-м случае не нужно находить и выручать гонщиков. Тем не менее, боевые не обожают, когда их технологии попадают в лапы соперника, потому разлетевшиеся БПЛА также довольно часто требуют миссии по извлечению осколков либо заключительному истреблению бросившегося устройства.

С 2004 года количество катастроф БПЛА регулярно повышается, вероятно, в связи с повышением рабочих часов и совместной истощенностью систем, которые активно применялись в Афганистане и Ираке. В 2004 году было всего 9 катастроф, а в 2012 году — 26. Очень многие трагедии считаются итогом агрессивных действий, нацеленных на ликвидирование устройства, еще больше падают с небес по незнакомым либо неопределенным основаниям.

Абсолютное большинство БПЛА применяют спутниковую зависимость, которую сложно не соблюсти. С земли их сшибить с толку крайне сложно, почти невозможно, так как вся их зависимость уходит наверх узким лучом. В случае если коммуникационные системы беспилотника не соблюдены, он переводится на автопилот до того времени, пока не возобновит зависимость с оператором.

Платные беспилотники куда легче сшибить с толку, так как в базе их связи находится связь, потому повышение энергии на их рабочей частоте, в большинстве случаев, ведет к перебою в связи. Когда доходит дело до военных беспилотных летательных аппаратов, с ними все куда труднее.

Сознательный сбой связи — небезопасное предприятие, так как требует большого числа энергии для работы оснащения. Разные установки есть, и люди без помощи других делают планы вроде «винтовок», когда планируют сшибить платный дрон, однако мы не советуем ими пользоваться.

Они могут оставаться в воздухе на протяжении длинного периода. Это заблуждение вполне может быть сопряжено с сравнительно временными полетами, которые способны сохранять платные беспилотники и военные дроны. Абсолютное большинство квадрокоптеров могут оставаться в воздухе на протяжении 15 секунд, и крайне немногие — вдвое продолжительнее. Главная причина данного — сохранение и употребление энергии. Абсолютное большинство платных беспилотников небольшие и питаются бортовой батареей. все БПЛА, но, выдерживают горючее, как стандартный самолет. Потому они могут оставаться в воздухе намного продолжительнее собственных штатских коллег.

Predator, один из наиболее применяемых в военных действиях БПЛА, может держаться в воздухе 27 часов. Отечественный пример «Дозор-600», созданный для проведения схожих задач (сейчас в подготовке), может оставаться в воздухе до 30 часов. Global Observer Stratospheric Persistent спроектировала не так давно БПЛА, который вполне может оставаться в воздухе до 168 часов из-за повышенной рабочей высоты (20 000 километров) и применения некрепкого водорода в роли горючего.

Впрочем существует соображение, что отличный игрок в компьютерные игры (человек, играющий в видеоигры) вполне может быть отличным оператором БПЛА, это совершенно не обязательно будет работать в обратном направлении. Абсолютное большинство БПЛА будут это отвергать и некоторые из них даже досконально вписали и сообщили, отчего регулирование устройством имеет недостаточно чего совместного с видеоигрой. Многими БПЛА, которые располагаются в работе армии, трудно распоряжаться, как и любым иным летательным устройством, и нужен прекрасно выученный и профессиональный гонщик. Определенные игры могут копировать это отчасти, однако крайне немногие люди, прекрасно играющие в Майкрософт Flight Simulator, могут просидеть в кабинке на протяжении 8 часов без перерыва.

Второе значительное различие — гонщик БПЛА может штурмовать и убить цель, которая вполне вполне может быть жизненным, веющим человеком. Ни одна видеоигра и вблизи не подводит человека к исполнению такой миссии (не спутайте онлайн с настоящим).

Главная цель почти всех БПЛА — это разведка и служба охраны. В процессе использования, они считаются «глазами в небе» и применяются для снабжения безопасности генштаба, работающего на месте. Разумеется, определенные беспилотники оборудованы ружьем и применяются для ликвидирования задач; однако это далеко не их главная задача. На самом деле, они не имеют никаких «списков зачистки», в которых поименно намечены задачи, показанные к истреблению.

Чтобы БПЛА начал стрелять по любой задачи, он вначале должен определять ее и исследовать, а потом наземный начальник решится бить либо нет. Пока, могут быть и неверные решения, как в истории с пилотируемыми летательными аппаратами, и по погрешности штурмуются штатские задачи. Поэтому вышло соображение, что БПЛА осуществляют цель вне зависимости от решений на земле, другими словами убивают цель без определения, вне зависимости от обстановки.

Боевые сохраняют перечни целевых задач большого класса, однако их не грузят на борт устройства и оценивают в роли вероятных мишеней.

Как мы узнали, все БПЛА нуждаются в профессиональных операторах, которые могут распоряжаться устройством и применять его многообразные системы. Вряд ли их можно назвать независимыми, впрочем определенные авиационные процедуры удерживаются ПК, подобно автопилоту, которым оборудован сегодня любой платный самолет.

Впрочем можно сообщить, что сейчас боевые не управляют независимыми роботами-убийцами, как очень многие полагают, никто не свидетельствует, что данного не будет в дальнейшем. Сейчас, к примеру, ВМС США и армия проверяют возможности образования независимых беспилотных летательных аппаратов из-за нехватки гонщиков, а DARPA взвалена подготовка комплекта из 6 летательных аппаратов, которые могут «совместно считать, прослеживать, определять и побеждать цели».

Абсолютное большинство беспилотников, стоящих на вооружении армий различных стран, применяются для невесомой разведки либо исследования в какой-то фигуре. Этот же Predator проектировался для этих задач, пока не стартовал инцидент в Ираке. Флоты незначительных аппаратов никогда в жизни не были и едва ли будут вооружены из-за их объема и прочих задач.

Однако что будет затем, пока неясно. Очень многие страны разрабатывают БПЛА как раз для военных задач. В 2013 году Boeing сумела обновить F-16, которым как правило управляет 2 человека, выполнив его целиком беспилотным. Неимение персонала в кабинке сделало возможным автотранспорту добиться форсирования в 9G, что было бы неописуемо небезопасным для человека.

Оставить комментарий

Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Яндекс.Метрика
Реклама
Ссылки: